Главная   О Федерации   Новости   Турниры   Медиа   История   Архив   Ссылки   Контакты  
 
10 Января 2017
 
13 Августа 2014

Три наказа председателя: легендарному международному арбитру, ветерану российского судейского корпуса Леониду Трескунову - 84!

По большому счету, этот материал должен был выйти еще года полтора назад, где-то в январе 2013-го. Именно тогда Дворец шахмат Екатенинбурга отмечал свой 30-летний юбилей и интервью с человеком, который стоял у истоков появления в городе этого сооружения, было бы как раз кстати.
Но обстоятельства сложились таким образом, что встретиться и поговорить с известным в Екатеринбурге ветераном шахматного движения, международным арбитром Леонидом Федоровичем Трескуновым у нас получилось гораздо позже. И актуальность интервью отпала как бы сама собой. Чего ради, спрашивается, вспоминать вчерашний день?
Но записи со встречи остались. Не выбрасывать же их в самом деле? Тем более, что удобный случай представился совсем скоро, а потому мы решили опубликовать это интервью именно сегодня, когда Леониду Федоровичу исполнилось 84 года.

Леонид Федорович Трескунов, подполковник запаса, международный шахматный арбитр. В качестве судьи работал на десятках отечественных и международных шахматных турнирах, среди которых Всемирные шахматные Олимпиады в Москве, в Элисте, в Ханты-Мансийске, личный женский чемпионат мира в Екатеринбурге, первый открытый Кубок России и др.

- В шахматы, - вспоминает Трескунов, - я пришел в 1937 году, когда мне было семь лет. Двоюродный брат привел меня в ленинградский Дворец пионеров, где тогда был шахматный кружок. Располагался он, кстати, прямо в кабинете бывшего российского Императора. А на следующий год в наш кружок записался и Виктор Львович Корчной. Тогда, конечно, просто Витя. С тех пор мы с ним и знакомы...
Трескунов рассказывает не спеша, но с большим воодушевлением. Мы сидим в уютном уголке кабинета директора ДЮСШ "Интеллект" Ирины Гилевой и все вместе пьем чай. Свои воспоминания Леонид Федорович надиктовывает на диктофон молоденькой журналистке. Для нее шахматы - это большой и страшно загадочный мир. О Каспарове, Крамнике или Ананде она, может быть, еще что-то и слышала. Но вот фамилия Корчной явно ей неизвестна.
И в самом деле, если бы не практическое задание, которое ей дали на факультете журналистики, она бы никогда в жизни так и не услышала бы не только о легендарном претенденте на мировую шахматную корону, но и о вообще о шахматах, не говоря уже о тех событиях, которые были связаны с появлением в Екатеринбурге своего шахматного Дворца.
Но задание было получено, а потому она сидит сейчас вместе с нами, задает, казалось бы, нелепые вопросы и тоже пьет чай. А Трескунов продолжает свой увлекательный рассказ.
- В том шахматном кружке, в Ленинграде, на занятия к нам часто заходил один пожилой уже человек. Нам он казался уже настоящим стариком. Неудобств по этому поводу мы никаких не испытывали, поэтому мало обращали на него внимание. Он просто приходил, садился и смотрел, как идут занятия. И вот наш руководитель однажды поинтересовался, знаем ли мы кто был этим незнакомцем. Мы, конечно, дружно ответили, что не знаем, а он только улыбнулся.
- Это же Александр Федорович Ильин-Женевский, - пояснил руководитель.
- Лично мне, - продолжает Трескунов, - это имя тогда ни о чем не говорило. Это уже спустя годы, когда я познакомился, скажем так, близко с историей шахмат и с историей страны, фамилия Ильин-Женевский стала ассоциироваться у меня с конкретным человеком.
- А вы, кстати, - Трескунов посмотрел на журналистку, - в курсе, кто такой Ильин-Женевский?
Девочка слегка покраснела и чуть-чуть растрерялась.
- Наверное, известный гроссмейстер...
- Он известный революционер, - поправил ее Леонид Федорович, - по фамилии Ильин. А Женевским он стал после того, как пробежал вокруг Женевского озера.

Два патриарха свердловских шахмат - международный гроссмейстер Наум Рашковский и международный арбитр Леонид Трескунов.

На столе у нас лежат несколько фотографий с изображением 12-го чемпиона мира Анатолия Карпова и космонавта Севостьянова. Карпов еще совсем молодой. Снимки сделаны 17 января 1983 года, как раз после церемонии открытия тогда еще в Свердловске городского Дворца шахмат.
- А почему возникла идея построить этот Дворец, - спрашивает журналистка у Леонида Федоровича?
- Началось все в феврале 1976 года, - поясняет Трескунов. - По своему незнанию я согласился тогда стать председателем областной шахматной Федерации. Это было уже после того, как я ушел из армии в запас.
- Служили разве здесь?
- И начинал службу, и заканчивал ее тоже здесь. В Уральском военном округе, в войсках ПВО. Армии отдал 28 лет и ушел в запас в звании подполковник.
- А как вы из Ленинграда попали в Свердловск?
- Во время войны. В 1943 году нас - детей блокадного Ленинграда - через Ладогу эвакуировали на большую землю. Помню, страшное время было, голодное. Баржу нашу разбомбило, но я уцелел. У меня тут были родственники. Вот так и добрался до Свердловска.
В этом же году, кстати, в Свердловске, куда с началом войны была эвакуирована и советская шахматная элита, состоялся знаменитый гроссмейстерский турнир с участием не только сильнейших тогда шахматистов Советского Союза, но и сильного свердловского мастера Иливицкого.
Турнир проходил в местном Доме офицеров, и мы, пацанами, после уроков в школе бегали смотреть за игрой известных гроссмейстеров. Играли шахматисты в Доме офицеров, потому что своего Дворца в Свердловске тогда не было.
Именно о необходимости строительства такого сооружения и говорили на отчетно-выборном собрании в 1976 году, когда меня избрали председателем областной Федерации. До меня этот пост занимал Антушевич - директор Дома учителя, известный педагог, ветеран войны и заслуженный человек. Но общественность решила, что руководство Федерации пора менять, и на должность председателя выдвинули мою кандидатуру.
А я был просто шахматистом-любителем. Но общественность решила, что справлюсь, и первым поручением для меня как для вновь избранного главы Федерации стал вопрос о строительстве в городе своего Дворца шахмат.
На ответственных партийных собраниях я привык помечать себе в блокноте, что необходимо сделать. Поэтому первым делом на собрании тогда пометил: "Шахматный клуб". Вторым пунктом была организация шахматной встречи с побратимами из Чехословакии, а третьим - издание книги об уральских шахматистах.
Собстенно, этими тремя вопросами, помимо организации всевозможных турниров, я и занимался.

Леонид Федорович по-прежнему в строю. За работой на турнире во Дворце шахмат - ныне ДЮСШ "Интеллект".

Первым делом я решил, что необходимо поднять вопрос о строительстве Дворца в горисполкоме. Туда вместе с известным в городе строителем, ветераном Великой Отечественной войны Моисеем Савельевичем Минухиным мы и отправились.
Председатель горисполкома, помнится, только-только вернулся тогда в Свердловск с партийного съезда и попасть к нему с ходу оказалось крайне сложно. Его заместитель Прокопенко курировала спорт. Поэтому из приемной председателя нас отправили прямо к ней.
Манухин - фронтовик, орденоносец - по этому случаю надел все свои боевые награды.
- По какому вопросу, - спрашивает заместитель председателя, - вы хотите попасть к нему на прием?
Мы отвечаем, что по поводу шахматного клуба.
- А разве у нас в городе его нет, - удивляется заместитель?
Я смотрю, а Манухин уже начал багроветь. Он был человек вспыльчивый, прямолинейный и здоровый такой... Короче, он встал во весь свой рост прямо над этой женщиной и чисто по-фронтовому ей говорит:
- А вам что, только кабаки здесь открывать?
Нужно сказать, что как раз в это время в Свердловске открылся ресторан "Космос", ну Манухин его и приплел. Женщина смотрю, рассмеялась, юмор оценила и с тех пор стала нашей союзницей.
Она тут же ловко организавала нам встречу с председателем, и мы втроем отправились к нему в кабинет.
Но о Дворце разговор зашел не сразу. Поскольку сначала председатель долго и с большим восторгом показывал нам какой ему на партсъезде подарили портфель и какие-то специальные часы, и только после демонстрации всех своих презентов он сконцентрировал свое внимание на нашей проблеме, а вникнув, немедленно вызвал к себе главного архитектора города:
- Подберите им место под клуб, - распорядился председатель, и дело сдвинулось с мертвой точки.
Нам предложили на рассмотрение порядка 10 городских объектов. Были, помню, два особняка возле цирка, которые сейчас отданы Епархии и еще несколько сооружений.
Мы остановили свой выбор на варианте на набережной Максима Горького, за домом учителя. Архитектор нас заверил:
- Мы вам там такой ремонт сделаем, что будет играть каждый кирпичик.
Но вечером неожиданно позвонил Манухин.
- Вариант с набережной отпадает, - сказал он. - Там ничего нет: ни канализации, ни тепла, ни коммуникаций. - А он, между прочим, знал всех строителей в городе. - Нам это дело не одолеть. Давай остановим свой выбор на помещении на улице 8 Марта.
Днем мы с Манухиным были на этом объекте и он нам здорово не понравился. На 8 Марта был частный сектор. В доме проживали 12 семей. Деревяная лестница, фанерные перегородки, керосинки вместо ламп, туалет - на улице... Впечатление, словом, было крайне удручающее.
Но Манухин был непреклонен. Давай на 8 Марта и точка.
- Тепло, водопровод, канализацию, - убеждал он, - возьмем от Промсвязи. Остальное все - не проблема. В итоге, решили, что будем строить шахматный клуб здесь, на улице 8 Марта, 22.
На отселение жильцов у Горисполкома ушло два года. В 1978-м начался капитальный ремонт здания. Убрали крышу, постелили бетонные полы взамен прогнившей лиственницы. И тут на объект вдруг неожиданно приехал первый секретарь областного комитета партии Борис Николаевич Ельцин.
- Ну и где тут у вас клуб, - с порога заявил будующий Президент России? Внимательно все осмотрев, Ельцин остался увиденным крайне не доволен.
- Разве для Свердловска такой нужен клуб?
Главный архитектор города Геннадий Метляев тут же получил новое задание - в кратчайшие сроки утвердить новый проект шахматного клуба, и работа закипела уже по-настоящему.
В итоге, стоимость проекта и сами строительные работы обошлись городу в немалую для того времени сумму - 640 тысяч рублей, но в накладе никто не остался. И, прежде всего, сами шахматисты, у которых с 1983 года появился наконец-то свой дом.
Местная газета "На смену!" тогда писала:

"... Теперь в нашем городе появился, наконец, настоящий дворец шахмат с общей площадью 900 квадратных метров и почетное право разрезать перед входными дверями красную ленточку получили чемпион мира по шахматам А. Е.Карпов и летчик-космонавт Севастьянов, а помогла им международный мастер Людмила Саунина.
Анатолий Карпов, благодаря свердловчан за радушный прием, сделал жест, таивший в себе глубокую символику. Он под смех публики разорвал лист бумаги со специально выписанной по такому случаю его собственной книжной цитатой об отсутствии у нас «клуба четырех коней».
Дворец располагает двумя игровыми залами, главный из которых оборудован двумястами светильниками, удобными креслами Для зрителей, демонстрационным табло. Есть во дворце учебные классы, спортзал.
А потом... потом началось волшебство логики, красоты и гармонии- трехкратный чемпион мира давал свердловчанам сеанс одновременной игры на 15 досках».

Заметка в газете "На смену!" об открытии в Свердловске Дворца шахмат. На фото: первый секретарь областного обкома партии Б.Н. Ельцин, дважды Герой Советского Союза, детчик-космонавт Севастьянов и 12-й чемпион мира по шахматам Анатолий Карпов.

- Любопытно, что большой зал во Дворце, а также пристройка по банковским реквизитам прошли тогдакак бытовка, - продолжает свой рассказ Леонид Трескунов, - ведь в официальной документации такого понятия как шахматный клуб не было.

Вот так Дворец шахмат в екатеринбурге выглядит сегодня. Улица 8 Марта, 22. Сейчас - это главный корпус ДЮСШ "Интеллект".

- К тому времени я уже отошел от работы в Федерации, но все поручения, полученные на первом собрании, выполнил. В 1977 году мы наладили отношения с побратимами из Чехословакии и побывали в городе Пльзень, а спустя еще некоторое время и выпустили обещанную книгу об уральских шахматистах. Написал ее международный мастер О.Н. Аверкин. Вторым автором стал международный гроссмейстер по шахматной композиции В. А. Брон, а редактором - ваш покорный слуга.
Предисловие к книге написал заслуженный тренер РСФСР, международный арбитр по шахматной композиции А. И. Козлов. Книга «В поисках шахматной истины» была выпущена тиражом 40 000 экземпляров и очень быстро разошлась.

Та самая книга об уральских шахматистах - "В поисках истины".

- Вот так были реализованы три моих задачи на посту председателя областной шахматной Федерации.

 

Константин Бронников, Анна Багина.

 

 

Другие новости

10 Января 2017
3 Января 2017
3 Января 2017
3 Января 2017
2 Января 2017
2 Января 2017
2 Января 2017
1 Января 2017
31 Декабря 2016
31 Декабря 2016
                       Следующая >>

 


 

Партнёры федерации

 

 

 

2013 © Все права защищены.
Полное или частичное использование материалов сайта без письменного разрешения редакции строго запрещено.