Главная   О Федерации   Новости   Турниры   Медиа   История   Архив   Ссылки   Контакты  
 
10 Января 2017
 
9 Мая 2016

Шахматы в тылу

Все дальше от нас суровые годы Великой Отечественной войны, все меньше остается живых свидетелей тех грозных лет. Тысячи свердловских шахматистов с началом войны ушли на фронт, но шахматная жизнь в самом Свердловске на этом не остановилась. Чем жили шахматисты Свердловска в годы войны, в каких турнирах и мероприятиях они принимали участие - об этом идет речь в главе "Шахматы в тылу" из новой книги пресс-службы Федерации шахмат Свердловской области, посвященной 100-летию со дня проведения в Екатеринбурге первого чемпионата города.

ШАХМАТЫ В ТЫЛУ

Константин Бронников
Анатолий Терентьев

По рассказам старожилов, 22 июня 1941 года в Свердловске было тепло и солнечно. Тысячи горожан с утра отправились в городские парки, на пляжи Верх-Исетского пруда и озера Шарташ.
У шахматистов Свердловска в планах на 22 июня было несколько важных мероприятий. В городском шахматном клубе ДСО «Металлург Востока» должен был состояться тренировочный турнир с участием шахматистов пятой и четвертой категорий. Воспитанники шахматного кружка свердловского Дворца пионеров и школьников в тот день планировали разыграть призы очередного турнира воскресного дня, а рядовые любители шахмат 22 июня собирались провести выходной за шахматной доской на одной из нескольких оборудованных городских площадок, открывшихся в Свердловске еще в мае месяце.
Самая крупная из них находилась в городском парке культуры и отдыха имени Маяковского. Располагалась она в самом центре парка, на главной аллее. Аналогичные площадки для игры в шахматы были обсутроены и в других публичных местах города.
«Хорошие условия, - сообщалось в газете «64» за тот год об открытии летнего шахматного сезона в Свердловске, - были созданы в городе и для летней работы среди школьников. В прекрасном парке при Дворце пионеров для юных шахматистов предоставлен большой, хорошо оборудованный павильон. В саду имени Энгельса открыта летняя база Центрального шахматного клуба ДСО «Строитель Востока».
Но большинство спортивных и увесилительных мероприятий 22 июня 1941 года в Свердловске так и не состоялись. Ближе к полудню по городу сначала поползли слухи, а затем по радио прозвучало уже и официальное сообщение о том, что ранним утром 22 июня Германия нарушила пакт о ненападении и без объявления войны напала на Советский Союз. Так для свердловчан началась Великая Отечественная война.
Сохранились воспоминания жителей города, в которых они пишут, что первые повестки из военкоматов свердловчане стали получать уже вечером 22 июня. На ряде предприятий Свердловска прошли стихийные митинги и собрания трудовых коллективов. На следующий день, с утра в военкоматы потянулись толпы добровольцев с заявлениями, в которых они просили и требовали отправить их на фронт, а в газете «Уральский рабочий» было опубликовано первое стихотворение, посвященное Великой Отечественной войне. Сочинила его уральская поэтесса Е. Хоринская:

И ночью и днем
Алый свет струится
От ясных,
Рубиновых звезд Кремля.
Отчизна!
Священны твои границы.
Отчизна!
Священна твоя земля...

22 июня 1941 года в Свердловске. Жители города слу-шают сообщение о начале войны у здания горсовета.

К 1941 году шахматная организация Свердловска насчитывала около сорока квалифицированных шахматистов. Среди них один был кандидатом в мастера спорта – Георгий Бастриков, остальные считались первокатегорниками. Сотни свердловчан имели вторую и третью категории по шахматам и свыше трех тысяч были спортсменами массовых разрядов.
Многие шахматисты Свердловска с началом войны были призваны в действующую армию и ушли на фронт. Домой вернулись не все. Не дожили до победы чемпион Свердловской области 1939 года Борис Шуберт, победитель первенства Центрального совета ДСО «Строитель Востока» 1939 года Николай Аркджевский, неоднократный финалист чемпионатов города и Свердловской области Михаил Филановский, пропал без вести в ноябре 1942 года двукратный победитель первенств Свердловска среди школьников 1940 и 1941 годов Юрий Комаров.
Остались на полях Великой Отечественной десятки и сотни других, менее известных шахматистов Свердловска. Имена большинства из них мы никогда уже не узнаем.
В годы войны вся промышленность Свердловска была переориентирована на нужды фронта. Уже осенью 1941 года на Урал были эвакуированы стратегически важные оборонные предприятия и заводы. В Свердловск приехали сотни инженеров и конструкторов, высококвалифицированных  рабочих. Вместе с ними в эвакуации оказались и крупнейшие советские ученые, деятели искусств, артисты, а также большая группа известных шахматистов. Среди прочих мастера В. Микенас, В. Петров, В. Макогонов, А. Сокольский, В. Рагозин, Е. Быкова, Я. Рохлин, О. Семенова-Тянь-Шанская и другие. Одни из них пробыли в Свердловске совсем немного времени, другие задержались на более продолжительный срок, но в военные годы город стал своего рода шахматной столицей страны.
В 1941 году на Урал переехали и выступавшие впоследствии за Свердловск на различных соревнованиях чемпион Украины 1941 года и будущий гроссмейстер Исаак Болеславский, супруги Георгий и Валентина Борисенко, один из сильнейших советских шахматных композиторов Владимир Брон и многие другие.
Основные усилия в своей деятельности шахматный актив города в эти годы направил на шефскую работу в госпиталях с ранеными бойцами и командирами Красной Армии, а также в воинских частях свердловского гарнизона. Выступали с лекциями шахматисты Свердловска и перед слушателями Военно-воздушной академии имени Жуковского, которая в годы войны разместилась в городском Дворце пионеров и школьников, в связи с чем шахматный кружок при Дворце был временно закрыт и возобновил свою работу только в 1944 году.
На базе городского шахматного клуба уже в первые дни войны были организованы тематические вечера, сбор средств от которых поступал в фонд обороны страны. На вечерах выступали И. Болеславский, М. Ботвинник и другие.
Активным организатором и координатором всей шахматной работы в Свердловске в военные годы был Александр Иванович Козлов. В начале 40-х он возглавил шахматную федерацию Свердловска. К работе в госпиталях и воинских частях он сумел привлечь целую группу сильнейших шахматистов города – Георгия Бастрикова, Александру Дайбо-Вахонину, Георгия Иливицкого, Тэмму Филановскую, Николая Мартюшова, Владимира Порску и других, менее титулованных и известных пропагандистов шахматного движения.
Сохранились воспоминания Козлова об этом периоде, составленные им в начале 70-х годов. В них он пишет: «С начала и до конца войны шахматный актив города провел большую шефскую работу. Все усилия шахматной организации Свердловска были направлены на обслуживание воинских часте и госпиталей. Активисты шахматной секции вместе с эвакуированными в наш город шахматистами проводили сеансы, лекции, турниры среди бойцов Красной Армии...
За эти годы были организованы 871 сеанс одновременной игры в шахматы и шашки, прочитано 347 лекций и проведено более 220 квалификационных турниров...
Мне особенно памятны совместные выступления в госпиталях с известным скрипачем и большим любителем шахмат Д. Ойстрахом. Обычно я проводил для раненых бойцов сеансы одновременной игры в шахматы и шашки, а затем Д. Ой-страх выступал с концертной программой.
Или бывало так: я прочитаю какую-либо шахматную лекцию, а затем Ойстрах проведет сеанс одновременной игры (у него был первый разряд по шахматам). И надо было видеть, как поднималось после таких выступлений настроение у бойцов, забывавших о своих ранах».
О выступлениях Д. Ойстраха в госпиталях Свердловска в военные годы писала в своих воспоминаниях и находившая в то время тоже на Урале будущая чемпионка мира Е.И. Быкова. В 1941 году в Москве при Центральном шахматном клубе была организована специальная выездная бригада из женщин-шахматисток, душой которой была как раз Быкова.
Сохранился ее подробный отчет на нескольких страничках из блокнота о шахматных мероприятиях , проведенных этой бригадой в Свердловске в период с 1941 по 1943 годы. Копии этих документов, исписанных убористым почерком, хранятся сегодня в главной шахматной спортивной школе современного Екатеринбурга – ДЮСШ «Интеллект», и, безсуловно, являются бесценными свидетельствами той титанической работы, которая была проделана в городе в те годы.

Фрагмент записок Е.И. Быковой о шахматных меропри-ятиях в Свердловске в годы Великой Отечественной войны.

«Интересное выступление, - пишет Быкова в своем отчете, - было проведено профессором Д. Ойстрахом. После его концертного выступления на скрипке был организован сеанс одновременной игры на 14 досках. Результат: +13-1=0. Знаменитый скрипач был сильным шахматистом-первокатегорником.
Всего же в госпиталях города было проведено 234 шахматных мероприятия. Из них 41 сеанс одновременной игры, 193 занятия по разбору партий, шахматной теории, композиции, решению задач и этюдов, занятий с начинающими и т.д.
И это только в клубах военных госпиталей. А сколько подобных мероприятий было проведено в самих палатах для раненых!
Никогда еще нравственная сущность шахмат не раскрывалась так полно как в военное время при работе в госпиталях, где они прочно вошли в комплекс культурно-массовой работы».

Шахматные турниры в Свердловске в годы войны проводились крайне редко. Чемпионаты Свердловской области, например, в 1941 году были временно приостановлены и возобновились только в 1944-м, а очередной чемпионат города среди женщин состоялся и вовсе год спустя, только в 1945-м.
Без перерыва в эти годы разыгрывался только титул чемпиона Свердловска среди мужчин. В 1941-м году победителем чемпионата впервые стал мастер Болеславский. Турнир прошел при восьми участниках в два круга. Болеславский по его итогам выиграл 11 партий, и только в трех его соперникам удалось поделить с ним очки.
Второе и третье места заняли Георгий Бастриков и Георгий Иливицкий. Оба отстали от победителя на три с половиной балла.
Четвертым стал москвич Яков Рохлин, а пятую строчку в итоговом протоколе занял Борис Шуберт. Этот турнир был для Шуберта последним в Свердловске. Вскоре он был призван в ряды Красной Армии и уехал на фронт.
В 1942 году Бастриков и Иливицкий снова показали очень уверенную игру в финале городского чемпионата и снова набрали одинаковое количество очков. На этот раз Болеславский не смог принять участие в розыгрыше. Поэтому первое место и второе поделили серебряный и бронзовый призеры прошлогоднего первенства – оба взяли по 10 очков из 13, а третий результат на финише показал первокатегорник Маргулис, уступивший Бастрикову и Иливицкому ровно один балл.
Весной 1942 года в Свердловске был организован и показательный турнир мастеров с участием сильнейших шахматистов страны. Инициатором его проведения выступил профессор Д. Ойстрах. В оргкомитет помимо него вошла известная писательница Мариэтта Шагинян, почетным гостем на турнир был приглашен проживавший тогда в Перми Михаил Ботвинник, а судейскую коллегию возглавил Яков Рохлин. В помощники он себе взял А.И. Козлова и Е. Быкову, на которую были возложены обязанности главного секретаря турнира.
В Свердловск Рохлин приехал в эвакуацию в 1941 году. До войны он работал доцентом на кафедре истории Государственного центрального института физической культуры в Москве. После начала войны институт был переведен на Урал. Здесь занятия в институте возобновились. От призыва в действующую армию преподаватели с ученой степенью были освобождены. Поэтому Рохлин на фронт не попал. Еще до войны ученым советом Ленинградского государственного института физической культуры имени П.Ф. Лесгафта ему была присвоена степень кандидата педагогических наук.
В Свердловске у Рохлина было много знакомых еще с довоенных лет. В 1939 году он приезжал на Урал с лекциями и сеансами одновременной игры, поэтому сохранил добрые отношения с руководителями местного комитета по физической культуре и спорту.
«В один из свободных дней, - писал он, вспоминая об организации турнира 1942 года в Свердловске, - я зашел к ним для предварительных переговоров и встретил весьма доброжелательный прием. Вяснилось, что Центральный городской шахматный клуб закрыт и опечатан, вследствие чего шахматная жизнь замерла. Мне посоветовали зайти в военную комендатуру и получить разрешение на возобновление работы шахматного клуба.
Разрешения удалось добиться и меня тут же назначили... директором клуба. Остальное было проще - договорился с Центральным советом ДСО «Строитель Востока»: он взял наш клуб на свое попечение и финансировал его мероприятия».
Первым из них стали массовые соревнования с выездом в воинские части. Об этом событии сообщила на своих страницах газета «Уральский рабочий». После этого Рохлина пригласили в обком партии, где ему поступило предложение - организовать весной показательный турнир с участием видных советских шахматистов.
Рохлин предложение принял и взялся за организацию.
«До нас доходили слухи, - продолжает он свой рассказ, - что в Москве и даже в блокированном Ленинграде проводятся городские чемпионаты. Мы обратились во Всесоюзный комитет по делам физкультуры и спорта и получили телеграфную санкцию на проведение турнира. Затем удалось узнать и адреса некоторых мастеров, которых предполагалось включить в состав соревнования».
В первую очередь Рохлин связался с мастером В. Рагозиным. Тот был тогда на фронте, младшим лейтенантом, и незадолго до этого стал победителем чемпионата Военно-морского флота, прошедшем в Ленинграде. Затем была установлена связь с мастероми А. Сокольским, В. Микенасом и другими известными шахматистами.
Кроме них организаторы включили в состав участников и свердловчан – Исаака Болеславского, Георгия Бастрикова и Георгия Иливицкого.
Открытие турнира состоялось 24 марта 1942 года в зале свердловского Дома просвещения. Вспоминая об этом днем, Михаил Ботвинник позже писал: «Зрителей было мало, а все билеты проданы – на турнир не попасть. Оказывается, по билету можно было купить в буфете булку. Билеты доставались случайным людям – не шахматистам!».
В Свердловск на открытие турнира будущего чемпиона мира пригласил А.И. Козлов. Зимой 1942 года он был в командировке в Перми и решил навестить Ботвинника, который во время войны работал там на одном из эвакуированных предприятий.
«В разговоре, - рассказывал впоследствии Козлов, - Ботвинник сообщил мне, что при эвакуации из Ленинграда ему не удалось взять с собой никакой шахматной литературы, а хотелось бы написать книгу о матч-турнире на звание абсолютного чемпиона СССР по шахматам, проходившем в Москве и Лениграде в марте-апреле 1941 года.
Во время турнира издавался спецбюллетень, и Ботвинник попросил меня помочь получить полный его комплект. Весь комплект имелся в моей библиотеке, и я предложил Ботвиннику им воспользоваться. Он поблагодарил меня и сказал, что первый экземпляр будущей книги подарит мне. Вернувшись в Свердловск, я выслал бюллетень Ботвиннику.
На турнире Славянских стран, посвященном памяти М.И. Чигорина (он состоялся в Москве в 1947 году, и я выполнял на нем обязанности секретаря судейской коллегии) Ботвинник торжественно вручил мне первый эксземпляр книги с дарственной надписью. А издана она была всего в пяти тысячах экземпляров и сейчас является библиографической редкостью».
Победителем турнира 1942 года стал мастер Вячеслав Рагозин. В 11 турах он набрал 9 очков и завоевал первый приз. Будущий гроссмейстер, писал о его выступлении на том турнире Я. Рохлин «... продемонстрировал высокую технику и остроумную комбинационную игру, уверенно и без поражений проведя все соревнование».
Издававшийся в дни турнира спецбюллетень посвятил победителю соедующие стихи:

Пора умолкнуть серой прозе
И удалиться на покой,
Поздравить мы тебя, Рагозин,
Хотим рифмованной строкой.

Ты не замешкался на старте,
Твой финиш был исполнен сил:
Ни разу из десятка партий
Тебя противник не скосил.

Пришлось, конечно, потрудиться,
Но твой победоносный взлет
Лишь продолжение традиций,
Какими горд наш Красный флот.

Его дела не раз воспеты,
Твои - я в первый раз пою:
Победоносен на доске ты,
Как наш советский флот - в бою.

Второй результат после Рагозина на турнире показали сразу трое его участников. Это мастера И. Болеславский и В. Микенас, а также кандидат в мастера из Свердловска Г. Иливицкий. Именно его выступление особо отметили наблюдавшие за турниром специалисты.

Турнир мастеров в Свердловске в 1942 году. За партией между мастером Микенасом и кандидатом в мастера Бастриковым наблюдает писательница Мариэтта Шагинян. Фото 1942 года.

Борьба на турнире очень активно освещалась в местной печати и по радио. В свободные от игры дни участники турнира дали несколько сеансов в госпиталях. Организаторам удалось выпустить три номера спецбюллетеня с партиями каждого тура. Большой проблемой при выпуске спецбюллетеня стало отсутствие в типографии латинского шрифта, но этот вопрос, по словам Козлова, им удалось по ходу турнира решить.
Церемония закрытия и подведение итогов турнира состоялись в областной филармонии. От организаторов на церемонии выступила Мариетта Шагинян. «Когда наши героические летчики таранят самолетом вражью машину, - сказала она, обращаясь ко всем присутствующим, - когда наши партизаны темной ночью гранатами закидывают немецкий штаб в оккупированной местности, и взбешенные фашисты кричат, что мы, русские, воюем «не по правилам», - всегда вспоминается остроумная, свежая игра замечательных наших советских шахматистов, и мне хочется пожелать им культивировать этот наш советский стиль борьбы – стиль победы во что бы то ни стало...».
Специальными призами оргкомитетом турнира были отмечены две партии. Первая между Рагозиным и Болеславским, завершившаяся красивой победой чемпиона Военно-морского флота, а вторая – между Сокольским и Бастриковым, где свердловский кандидат в мастера получил серьезную пробоину.
    
В. РАГОЗИН – И. БОЛЕСЛАВСКИЙ

Турнир мастеров, Свердловск, 1942 год
Комментарий Я. Рохлина

1. e4 c6 2. d4 d5 3. Kc3 dxe4 4. Kxe4 Kf6 5. Kxf6+ exf6 6. Cc4 Cd6 7. Фе2+ Ce7 8. Kf3 0-0 9. 0-0 Cd6 10. Ле1 Cg4 11. Фe4
Это продолжение, рекомендованное гроссмейстером И. Бондаревским, ставит перед черными трудную задачу. Если теперь 11...f5, то возможно 12. Фd3 Cxf3 13. Фxf3 Фh4 14. g3 Фxd4 15. Сd3 g6 16. Ch6 Лd8 17. Лad1, и у белых за пожертвованную пешку многообещающая позиция. Рагозин знал рекомендацию Бондаревского, в то время как для Болеславского она была незнакома.
11...Ch5 12. Kh4! Kd7 13. Фf5! Kb6 14. Фxh5 Kxc4 15. Ch6!

Неожиданный удар! После принятия жертвы 15...gxh6 16. b3 Kb6 17. Kf5 возникал красивый вариант: 17...Kph8 18. Фxh6 Лg8 19. Лe8!! Cf8 (19...Фxe8 20. Фxf6+ или 19...Cf4 20. Фg7X) 20. Лxd8 Cxh6 21. Лxa8 Лxa8 22. Kxh6 с выигранным эндшпилем. Не помогало и 17...Cf4. 18. g3 и т.д.
15...Фd7
Уже здесь Болеславский находился в сильном цейтноте.
16. Cxg7! Kpxg7 17. Kf5+ Kph8 18. Лe4!
«Тихий ход» ладьи с угрозой  19. Лh4! завершает эффектную комбинацию белых. Черные сдались. Не спасает, конечно, попытка отдать качество: 18...Лg8 19. Лh4! Лg7 20. Kxg7 Kpxg7 21. Фxh7+ Kpf8 22. Фh8+.

А. СОКОЛЬСКИЙ – Г. БАСТРИКОВ

Турнир мастеров, Свердловск, 1942 год
Комментарий Я. Рохлина


1. e4 c5 2. Kf3 e6 3. d4 cxd4 4. Kxd4 Kf6 5. Kc3 d6 6. g3
Идея с фланговым развитием слона принадлежит М.И. Чигорину.
6...a6 7. Cg2 Фс7 8. 0-0 Kc6 9. Kph1 Cd7 10. f4 Ce7 11. Kb3 b5 12. Ce3 0-0 13. a3 Лab8 14. g4 b4 15. axb4 Kxb4
Контратака на ферзевом фланге запаздывает.
16. g5 Ke8 17. Kd4! f6
Ведет к ослаблению пункта е6. Заслуживало внимания 17...Кс6, чтобы затем разменяться конями на d4, уменьшая нарастающее давление белых.
18. Ch3 Фс8 19. f5 e5
Непоправимая ошибка. Следовало играть 19...exf5 и на 20. Kxf5 - 20...Cd8.

20. g6 hxg6
Если 20...exd4, то 21. Фh5 h6 22. Cxh6 dxc3 23. Cxg7 с неизбежным матом.
21. fxg6 f5 22. Kxf5 Лxf5
Проигрывает и 22...Cxf5 из-за 23. Cxf5 Фс4 24. b3 Фxc3 25. Ce6+.
23. Cxf5 Cxf5 24. Лxf5 Kf6 25. Cg5 Kxe4
На этот ход черные возлагали свои последние надежды, так как теперь у белых под ударом две фигуры. В случае 26. Фh5 Бастриков наметил 26...Kxg5 27. Лxg5 Фb7+ 28. Лg2 Cf6, что давало черным определенные контршансы. Однако Сокольский нашел форсированный путь к победе.
26. Kd5!
Конь делает смелый скачок в самую гущу борьбы. После 26...Фxf5 27. Kxe7+ Kpf8 28. Kxf5 Kf2+ 29. Kpg1 Kxd1 30. Лxd1 у белых лишняя фигура. На 26...Cxg5 последует 27. Фh5 Ch6 28. Ke7+, а на 26...Kxd5 - просто 27. Фxd5+ Kph8 28. Фxe4.
26...Kf2+ 27. Лxf2 Фb7 28. Фh5
Черные сдались. Возможен такой вариант: 28...Фxd5+ 29. Kpg1 Cf6 30. Лxf6! gxf6 32. Фh7+, и белые выигрывают.

В 1942  году в Свердловске состоялся и один из немногих женских шахматных турниров, прошедших в стране в годы войны. По своему составу турнир получился немногочисленным. Из приезжих шахматисток в нем сыграли Е. Быкова и О. Семенова-Тянь-Шанская, а из свердловчанок выступили А. Дайбо и Я. Носова.
По примеру свердловчан летом 1942 года крупный шахматный турнир был проведен и в Куйбышеве. Среди приглашенных шахматистов участие в нем приняли и трое мастеров, сыгравших несколькими месяцами ранее в Свердловске. Среди них Микенас, Сокольский и Болеславский. При этом на этот раз Болеславский выступил гораздо сильнее. Если на турнире в Свердловске он проиграл три партии и на финише оказался только в середине турнирной таблицы, то в Куйбышеве он завоевал главный приз.
«В этом турнире Болеславский взял достойный реванш за свердловскую неудачу, - писал об итогах соревнования в Куйбышеве главный арбитр Н. Зубарев. - Он блестяще занял первое место. В. Смыслов остался только вторым. Далее следовали: В. Микенас, А. Лилиенталь и А. Сокольский, разделившие третье, четвертое и пятое места».

В апреле и мае 1943 года в Свердловске был организован и проведен еще один шахматный турнир. На этот раз помимо мастеров участие в нем приняли и известные советские гроссмейстеры, группу которых возглавил чемпион СССР Михаил Ботвинник. Помимо него приглашение выступить на этом турнире получили также В. Смыслов, И. Кан, В. Макогонов, А. Константинопольский, Е. Загорянский, а также победитель прошлогоднего свердовского турнира В. Рагозин. Свердовчан на этом соревновании представлял мастер И. Болеславский.
Турнир прошел в два круга. Играли участники в зале заседаний 1-го Дома Союзов.
«На этом соревновании, - писал А.И. Козлов в своих воспоминаниях, - я выполнял обязанности заместителя главного судьи, которым являлся известный мастер и арбитр Н. Зубарев из Москвы...
Партии турнира также показывались на демонстрационных досках, но бюллетень выпустить не удалось. Однако все партии сохранились – они были записаны секретарем турнира Е. Быковой в блокнот, который хранится у меня в библиотеке».
Уже после войны гроссмейстер П.А. Романовский выпустил материал, где был опубликован анализ всех сыгранных партий на этом турнире.
Победу в нем с большим отрывом от ближайших преследователей одержал М. Ботвинник. В 14 турах он набрал 10,5 очков и не потерпел ни одного поражения. С каждым из семи соперников Ботвинник сыграл по две партии и с каждым набрал в этих микро матчах по полтора очка.
Второе место занял В. Макогонов. По два раза ему удалось обыграть по ходу турнирных баталий И. Кана и В. Рагозина, но поражения в партиях против того же Ботвинника и Е. Загорянского не позволили ему набрать больше 9 баллов из 14.
Третье и четвертое места поделили И. Кан и В. Смыслов. Оба взяли по 8 очков. При этом если Смыслов проиграл только две партии, то Кан не досчитался набранных очков в пяти турах, зато обошел Смыслова по количеству одержанных побед.
«В турнире слабых не было, - рассказывал Ботвинник в своих мемуарах «К достижению цели» об этом турнире. - Против каждого участника я сделал 1,5 очка и завоевал первый приз. Два года я не играл в шахматы, но, видимо, и методом подготовки продолжал владеть, и как практик не ослабел».
Чемпионом Свердловска в 1943 году снова стал мастер Болеславский.  Финальный турнир, как и год назад, прошел опять при 14 участниках. По ходу турнира Болеславскому удалось одержать 12 побед. Единственное поражение в том финале он получил в партии против В. Брона.
Второе место в чемпионате с результатом 10 очков из 13 возможных занял первокатегорник Виноградов, а кандидат в мастера Иливицкий завершил финал только третьим.
В чемпионате Свердловска 1944 года Болеславский начал борьбу тоже с серии из нескольких побед. Но в последующих турах потерял сначала пол-очка во встрече с Иливицким, а затем неожиданно для всех и вовсе потерпел поражение в партии против Киселева. В итоге по набранным очкам в том финале он поделил лишь второе и третье места с Иливицким, а чемпионом Свердловска впервые стал Киселев. В 10 сыгранных партиях на чемпионате 1944 года он одержал девять побед и лишь в одной – против Троппа – разошелся с соперником миром.
До этого года лучшим результатом Киселева в чемпионатах Свердловска было второе место в финальном турнире 1933 года.
В 1944-м состоялся и первый с начала войны чемпионат Свердловской области. По количеству участников он оказался не таким массовым, как финал города. Участие в решающем раунде приняли всего девять шахматистов, зато двое из них оказались кандидатами в мастера – Маргулис и Иливицкий. Именно они в том чемпионате захватили лидерство с первых туров розыгрыша. Финал прошел в два круга. Победу в итоге одержал Маргулис. В шестнадцати раундах он набрал 12 очков и финишировавшего следом Иливицкого обошел на один балл. В микро-матче друг с другом они поделили очки поровну – оба одержали по одной победе и по разу проиграли, но у Маргулиса на счету оказалось больше побед в партиях с другими участниками финала, чем у Иливицкого.
Третье место с результатом 10 из 16 занял первокатегорник Травин из Ирбита.
Известие о победе в Великой Отечественной войне пришло в Свердловск в ночь с 8 на 9 мая 1945 года. С утра в городе состоялись стихийные митинги, а затем горожане вышли на улицы Свердловска на массовые гуляния. Четыре тяжелых военных года остались позади, но извещения о гибели или пропаже без вести родных и близких продолжали приходить в город еще долгое время.

 

Другие новости

10 Января 2017
3 Января 2017
3 Января 2017
3 Января 2017
2 Января 2017
2 Января 2017
2 Января 2017
1 Января 2017
31 Декабря 2016
31 Декабря 2016
                       Следующая >>

 


 

Партнёры федерации

 

 

 

2013 © Все права защищены.
Полное или частичное использование материалов сайта без письменного разрешения редакции строго запрещено.