Главная   О Федерации   Новости   Турниры   Медиа   История   Архив   Ссылки   Контакты  
 
10 Января 2017
 
18 Июля 2015

НЁМА: второй гроссмейстерский. Фрагменты из книги. Часть 4

Предыдущие материалы по этой теме:
НЁМА: второй гроссмейстерский. Фрагменты из книги. Часть 1
НЁМА: второй гроссмейстерский. Фрагменты из книги. Часть 2
НЁМА: второй гроссмейстерский. Фрагменты из книги. Часть 3

В один из вечеров, а было это в аккурат после третьего тура Чигоринского Мемориала 79-го года, одного из его участников, международного мастера из Англии Уильяма Хартстона попросили как-то поделиться своими впечатлениями о первых трех соревновательных днях. Психолог по образованию и участник шести шахматных Олимпиад в составе национальной сборной своей страны Хартстон охотно согласился ответить на вопросы и заявил буквально следующее:
     - Я думаю, что здесь каждый участник и лидер, и аутсайдер. Нужно, конечно, небольшое везение, и тогда можно ничего не бояться. Пока к «невезунчикам» я мог бы отнести Рашковского. Во всех трех встречах он был где-то рядом с победой, но в итоге пока две ничьих, да и в отложенной встрече еще неизвестно, сумеет ли он реализовать свой перевес.
Когда спустя пару дней это интервью Хартстона было опубликовано, первым, у кого оно вызвало возмущение, оказался международный гроссмейстер из Тбилиси Эдуард Гуфельд.
     - Что это значит, не везет Рашковскому, - заявил он с чисто кавказским темпераментом? - Вот мне не везет, так не везет. Он же «горел» со мной в партии, разве не так?
Стоявший рядом Рашковский шутку Гуфельда оценил, но спорить с ним не стал.
     - Конечно, эндшпиль был очень тяжелым, - ответил он, - но я же рисковал. По-другому то «плюс шесть» не набрать.
С Гуфельдом на одних турнирах Наум Николаевич играл не так часто. Одна из первых их встреч состоялась в 1972 году на полуфинальном отборе первенства страны в Челябинске. Друг с другом они на том полуфинале сыграли вничью, но по окончании турнира Рашковский оказался первым, а Гуфельд финишировал только следом. Тогда, будучи еще мастером, Наум Николаевич уверенно шел в лидерах на протяжении практически всего полуфинала, а вот Гуфельда подвела небрежность в партии с Карасевым. Эта пробоина стала единственной, которую он получил тогда в Челябинске.
Вничью завершилась партия между Рашковским и Гуфельдом и на финале чемпионата СССР 1972 года в Баку. Оба провели чемпионат откровенно не самым лучшим образом и, набрав каждый всего по 9 очков из 21-го возможного, в итоге поделили места только с 17-го по 20-е.
Рашковский тогда выиграл всего три партии при двенадцати ничьих и шести поражениях, а Гуфельд одержал на одну победу меньше, но зато проиграл не шесть, а пять встреч. В остальных четырнадцати он взял по пол-очка.
В первом случае ему удалось заставить капитулировать Григоряна, а второе полновесное очко он набрал в партии с Евгением Васюковым. Когда, кстати, дело было уже сделано и знаменитый московский гроссмейстер признал свое поражение, Гуфельд со свойственной ему эмоциональностью гордо воскликнул:
     - Клянусь, он играл здесь на чемпионате лучше всех. Мне жаль его!
В партии с Рашковским в 1979 году в Сочи Гуфельд тоже рассчитывал добиться победного результата. Но в критический момент гроссмейстер из Тбилиси не нашел сильнейшего продолжения. Вместо этого он погнался за материалом, позволил черным первыми начать движение пешками вперед и в итоге, уже в обоюдном цейтноте Наум Николаевич все же его переиграл.

Э. Гуфельд – Н. Рашковский
Мемориал Чигорина, Сочи, 1979 год
Дебют Рети-Нимцовича


1. Kf3 Kf6 2. g3 g6 3. b3
Когда тбилисский шахматист получает любимого слона на g7, с ним шутят коллеги, «невозможно работать». Здесь же белыми Гуфельд решил фианкеттировать сразу двух слонов.
3…Cg7 4. Cb2 0-0 5. Cg2 Kc6 6. 0-0 Ke4 7. d4 d5  8. c4 Ce6

Ответственное решение принимает мастер. Теперь намечаются контуры почти форсированно получающегося эндшпиля.
9. Kbd2 Kxd2 10. Фxd2! dc 11. Лfd1 cb 12. d5 Фxd5 13. Фxd5 Cxd5 14. Cxg7 Лfd8 15. Cc3 ba 16. Kd4 Cxg2 17. Kpxg2 Kxd4 18. Лxd4 Лx4 19. Cxd4
Вот она, критическая позиция, к которой стремились обе стороны. Теперь гроссмейстер утверждает, что она почти безнадежна для черных, но во время игры именно здесь тбилисец… предложил ничью. Рашковский ответил отказом и далее последовало.

19…f6 20. Лxa2 b6 21. Kpf3 Kpf7 22. Kpe4 Kpe6 23. Лa6! Kpd6 24. g4 c5 25. Ca1 Kpc6 26. f4 Kpb5 27. Лa3! a5 28. Лh3! Лd8
Положение черных стало критическим. Здесь 29. g5! приводило к решающему перевесу белых. Они же «пожадничали». Очевидно, Гуфельд просто не заметил выигрывающий ход и сыграл:
29. Лxh2?
Черные немедленно воспользовались этой ошибкой и первыми начали движение пешек.
29…Лd1 30. Cb2 Лb1 31. Cc3 Kpc4 32. Cxa5 ba 33. Лxe7 a4 34. Лa7 Лb4!

В цейтноте черные находят лучшее: после Крс4-b3 их пешка «с» беспрепятственно отправляется вперед.

После первой половины чигоринского Мемориала 1979 года лидерство на турнире захватили двое его участников. Это Наум Рашковский и 20-летний Лев Псахис. Оба в прошедших семи турах набрали по пять очков и на пару ушли в отрыв.
Потенциально, с учетом отложенных партий, третьим лидером на том Мемориале после семи игровых дней был и самый юный его участник, мастер из Иваново Андрей Харитонов. На старте розыгрыша он сначала добился двух уверенных ничейный результатов в партиях против Зайцева и Кирова, затем нанес поражение англичанину Хартстону, а в двух отложенных встречах – с Суэтиным и Панченко – у него тоже были приличные шансы на победу.
В седьмом туре Харитонов также был близок к тому, чтобы заработать еще одно очко. Но в партии с югославом Ивановичем он недооценил тактических угроз гроссмейстера с Балкан и уже сам оказался в тяжелой ситуации. При доигрывании у него остались только шансы на ничью.
Очень содержательную и захватывающую партию в этом туре сыграл и Псахис. До этого он учинил разгром Антошину и тому же Ивановичу, но во встрече со Свешниковым положить третий «гроссмейстерский скальп» в свою коллекцию у Псахиса не получилось. На 21-м ходу челябинский гроссмейстер предложил ему ничью и Псахис после тщательного анализа возникшей на доске позиции его предложение принял. Но, едва соперники покинули игровой зал, выяснилось, что с этим решением Псахис явно поспешил. После партии к нему подошел мастер Виктор Желяндинов и внес уточнение в тот самый вариант, который Псахис так долго изучал за доской. Оказалось, что вместо хода 25...Лd7 черным следовало просто объявить шах королю соперника по первой горизонтали и тогда они получали солидный перевес.

Е. Свешников – Л. Псахис
Мемориал Чигорина, Сочи, 1979 год

Сейчас на 10…Кс6 неприятно 11.а6, поэтому Псахис избрал другой путь.
10…Kg4! 11. Kxg4 Cxg4 12. h3
Сильнее, по всей видимости, было 12. Кс3, хотя после 12…Кс6! 13. а6 ba 14. Cxd5 Лс8 у черных неплохая контригра.
12…Cd7! 13. Cxd5 Kc6 14. a6?!
Очень рискованно. Проще было 14. Сg2 с равенством, но челябинский гроссмейстер славится своей боевитостью.
14…Cxh3 15. Kc3 Фb6 16. ab Лad8 17. Фa4 Kxd4 18. Фxa7!

Единственное! Сразу проигрывает 18. Лd1 Лxd5! 19. Kxd5 Kxe2+, а на 18. Ce3 следует та же жертва – 18… Лxd5! 19. Kxd5 Фxb7 20. Cxd4 Фxd5.
18…Фxa7 19. Лxa7 Kxe2+ 20. Kxe2 Cxf1
Кажется, что все уже кончено, но мастер из Красноярска не заметил следующего ответа белых:
21. b8Ф!
В этом положении Псахис надолго задумался и в конце концов принял предложенную ничью ввиду варианта 21…Лxb8 22. Kpxf1 e6 23. Cb7 Лfd8 24. Cf4 e5 25. Ce3 Лd7 26. Ce4 Лxa7 27. Cxa7 Лxb2 28. g4!
Однако после 25…Лd1+, т.е. того самого хода, который после партии предложил Желяндинов, у черных гораздо лучшие шансы. Например, 26. Kpg2 Лd7 27. Ce4 Лxa7 28. Cxa7 Лxb2 29. Kc3 h5!

У Рашковского в отличие от Псахиса и Харитонова особых проблем на промежуточном финише в тот год не возникло. Первую половину Мемориала он завершил победой. Белыми в Каталонском начале Наум Николаевич обыграл Александра Панченко.

Наум Рашковский и Александр Панченко (слева). 1979 год.

Двумя неделями ранее на отборочном турнире в Бельцах право первого хода во встрече между ними было у мастера из Челябинска. На этот раз партию начал уже Рашковский. И снова, как это было на старте Мемориала во втором туре во встрече со Свешниковым, Наум Николаевич ради инициативы решил пожертвовать целую фигуру. Панченко фигуру взял, но извлечь из этого каких-либо выгод для себя так и не смог.

Н. Рашковский – А. Панченко
Мемориал Чигорина, Сочи, 1979 год

Каталонское начало
1. d4 Kf6 2. c4 e6 3. Kf3 d5 4. g3 dc 5. Фa4+ Kbd7 6. Cg2 a6 7. Фxc4 c5 8. 0-0 b5 9. Фc2 Cb7 10. a4

     - Кто так играет?! – возмущался при анализе после окончания этой партии упустивший победу во встрече с Рашковским в третьем туре Гуфельд. – Ведь 10…b4 дает черным как минимум равные шансы.
Но Панченко этот ход не сделал, а выбрал иное продолжение.
10…Ce7 11. ab ab 12. Лxa8 Фxa8 13. dc!
А вот и маленький сюрприз от Рашковского. Уже в который раз в Сочи он отдает фигуру и все ради инициативы.
13…Ce4 14. Фb3 Cxb1 15. Kd2 Фa2 16. c6 Фxb3 17. cd+ Kxd7 18. Kxb3 0-0 19. Kd4 b4 20. Kc6 Cc5 21. Cd2

Материальное равенство восстановлено, но определенный перевес однозначно на стороне белых. Рашковскому не составило особого труда реализовать его и добиться в этой партии победного результата.
После одиннадцатого тура на Мемориале 1979 года был день доигрываний. Рашковский в этот день оказался свободен, но тоже заглянул в игровой зал. В центре внимания публики и участников Мемориала была партия между Андреем Харитоновым и международным мастером из ГДР Мюрингом. После одиннадцатого игрового дня у Харитонова было всего на одно очко меньше, чем у Рашковского и Псахиса. Победа над Мюрингом давала ему шанс этот разрыв сократить.
Во второй отложенной партии – против гроссмейстера Антошина – положение у ивановского шахматиста было гораздо хуже. Максимум на что он мог рассчитывать – это соскочить на ничью.
У того же Мюринга, например, в партии против Наума Николаевича это получилось. На стороне Рашковского был и позиционный перевес, и пара лишних пешек, но немецкий мастер очень точно провел концовку встречи с Наумом Николаевичем, и встреча между ними вопреки всем прогнозам принесла обоим только по половине балла.
Харитонов в отличие от Рашковского эндшпиль у Мюринга все-таки выиграл. На достижение этого результата у мастера из Иваново ушло, правда, немало сил и времени, но Мюринга он все же дожал. Немецкого мастера подвела потеря концентрации. В самой концовке партии он зевнул вилку, хотя положение черных было вовсе не безнадежным.

А. Харитонов – Г. Мюринг
Мемориал Чигорина, Сочи, 1979 год

Доигрывание этой партии соперники начали с этой позиции. Далее последовало.
42. Kxe5 (записанный ход) Лdd2 43. Kc4 Лxd5   44. Ke5 Лb5 45. Ле3 е6 46. Сс2 Кре7 47. Kf3 Лf2 48. Лс3 Крd6 49. Лd3+ Лd5 50. Ле3 Лс5 51. Сd3 a5     52. Ce2 Kpe7?
Мюринг, оказывается, и после домашнего анализа не знал, что ему дальше делать.
53. Сd3 Лg2 54. Ce4 Лb5 55. Cc2 Лс5 56. Се4 Лg4 57. Kpa2 Лc4 58. Cd3 Лcf4 59. Kpa3 Лg3 60. Ce2 Kpf8 61. b3 Лf5 62. Лd3 Kpe8 63. Kpa4 Лg2 64. Лe3 Kpe7
По всей видимости, в случае 64…Лxe2 черные выигрывали. Но Мюринг пошел иначе.

65. Ле4 Лd5 66. Kpa3 Лg3 67. Kpa4 Лg2 68. Kpa3 Лс5 69. Сс4 Лg3 70. Лf4 Лg2?
И здесь у мастера из ГДР была еще одна возможность решить партию в свою пользу. Выигрывало 70…Лf5.
71. Ле4 Лf2? 72. Ke5! Kpd8? 73. Kd3
Защищаясь от угрозы 74. Kxg6+, черные не заметили простейшей «вилки», после чего партия оказалась проигранной.
73…Лff5 74. Kxc5 Лxc5 75. Лg4
и белые победили.

По рейтингу Мюринг был не самым «тертым» из числа зарубежных шахматистов, которые принимали участие в чигоринском Мемориале 1979 года. Обойму иностранных гроссмейстеров и международных мастеров в тот год в Сочи возглавляли англичанин Хартстон, венгр Барцаи и югослав Иванович.
Четвертую строчку в этом списке занимал 37-летний международный мастер из Чехословакии Йосеф Аугустин. Чемпион ЧССР 1965 года, участник 18-й Всемирной шахматной Олимпиады в составе сборной Чехословакии и 6-го командного чемпионата Европы в Москве Аугустин стал одним из последних участников Мемориала Чигорина из-за рубежа, с которым Наум Рашковский встретился за шахматной доской в 1979 году.
Партию друг с другом они сыграли в одиннадцатом туре, и победителем в этом сражении вышел Наум Николаевич. Встреча получилась очень боевой. Оба соперника попали в жуткий цейтнот и уже ближе к развязке игра пошла «на флажках». Все ожидали от Рашковского смелой, искрометной комбинации с жертвой сильнейшей фигуры, но в самый последний момент мастер из Кургана от этого варианта отказался, а в серии ходов, последовавшей вслед за этим, Аугустин не справился с возникшим в партии напряжением и сопротивление прекратил. «Флаг» на часах черные все-таки удержали, и Рашковский добился красивой победы.

Й. Аугустин – Н. Рашковский
Мемориал Чигорина, Сочи, 1979 год

23…Ch3! 24. Ke1 Kh4 25. Cxh3 Cxh3 26. ed

В этой позиции Наум Николаевич продумал почти двадцать минут. До контрольной отметки на часах у него оставалось менее минуты. Публика в зале шепталась, обсуждая напрашивающийся форсированный вариант с сокрушительной атакой и изящной комбинацией. Вариант был следующий 26…Фg4+ 27. Kph1 Фе2 28. Фb3+ Kph8 29. Kpg1 Лxf2! 30. Лxf2 Фxe1+ 31. Лf1 Kf3+ 32. Kpg2 Фxf1+! 33. Kpxf1 Kd2+ 34. Kpe2 Kxb3, и выясняется, что черные вышли из этой заварушки с лишней фигурой.
Но Рашковский, с тревогой поглядывая на часы, этот вариант отклонил. Времени оставалось крайне мало, поэтому он сыграл проще.
26…ed
Далее в партии было:
27. f3 Фe6 28. Cc1 Ce5 29. Фxa7 Фh3 30. Лf2 Cxh2+ 31. Лxh2 Фg3+ 32. Kpf1 Kxf3 33. Kxf3 Фxf3+ 34. Kpe1 Фf1+ 35. Kpd2 Фf4+ 36. Kpc2 Лc8+  37. Kpb3 Фxh2 38. Cb2 Фс7 39. Фxc7 Лxc7 40. b5 h5 41. Cxd4 h4 42. a4 h3
В этом положении Аугустин признал свое поражение и сдался.

После партии у Рашковского спросили, почему он не пошел на тот самый красивый вариант с жертвой ферзя, который, по всем расчётам, должен был принести ему легкий выигрыш.
Оказывается, вариант был не столь безупречным, и в распоряжении белых имелись более веские ресурсы в ответ на атаку соперника, и положение после всех расчетов, по мнению Наума Николаевича, получалось не таким однозначным.
Рашковский опасался следующего продолжения после хода черных 34…Kxb3.

35. de Kpg8 36. d4 Kpf7 37. Kpd3 a5 38. Kpc4 a4 39. d5.
Спустя годы в этой партии за черных было найдено более простое продолжение, которое давало им решающий перевес. Возможно, смотрится оно не так эффектно, как вариант с жертвой ферзя, но полностью соответствует словам легендарного Ласкера, что «самый правильный путь к победе – это наикратчайший путь».
Согласно этому варианту, вместо 26…Фg4+ необходимо было просто сыграть 26…Kf3+. И далее:
27. Kxf3 (вынужденно, грозит мат на h2). 27…Фg4+! 28. Kph1 Фxf3+ 29. Kpg1 Лf4 (с угрозой мата на Лg4+) 30. Фb3+ Kph7 31. Фе6 Лg4+ 32. Фxg4 Фxg4+ 33. Kph1 Фе2 34. Kpg2 Фxb2 35. de Cxe5 и все кончено.

Продолжение следует...

При подготовке материала к публикации использованы информация и фотографии журналов «64-Шахматное обозрение» и «Шахматы в СССР» за 70-е годы, интернет-сайтов chesspro.ru и ruchess.ru, а также из личных архивов Анатолия Терентьева, Наума Рашковского и Валерия Паниковского.

 

Другие новости

10 Января 2017
3 Января 2017
3 Января 2017
3 Января 2017
2 Января 2017
2 Января 2017
2 Января 2017
1 Января 2017
31 Декабря 2016
31 Декабря 2016
                       Следующая >>

 


 

Партнёры федерации

 

 

 

2013 © Все права защищены.
Полное или частичное использование материалов сайта без письменного разрешения редакции строго запрещено.