Главная   О Федерации   Новости   Турниры   Медиа   История   Архив   Ссылки   Контакты  
 
10 Января 2017
 
16 Июля 2015

НЁМА: второй гроссмейстерский. Фрагменты из книги. Часть 2

Предыдущие материалы по этой теме:
НЁМА: второй гроссмейстерский. Фрагменты из книги. Часть 1



На финале чемпионата РСФСР в Свердловске Наум Рашковский выиграл пять партий. По очку на том турнире он заработал во встречах со своим старым знакомым Валерием Зильберштейном из Брянска, армейцем из Калининграда Валерием Журавлевым, международным мастером из Ростова-на-Дону        А. Захаровым, мастером В. Коренским из Тамбова, а также с кандидатом в мастера спорта из Новосибирской области В. Кимом.
В девяти партиях он сыграл вничью, а единственную пробоину, стоившую ему первой строчки в турнирной таблице, Наум Николаевич получил во встрече с мастером из Ростова А. Петрушиным.
В 15 турах Рашковский набрал 9,5 очков и на финише чемпионата поделил второе место и третье с красноярским мастером Львом Псахисом. По дополнительным показателям Наум Николаевич был признан серебряным призером чемпионата, а Псахис – бронзовым.
Оба отстали всего на пол-очка от 25-летнего международного мастера из Челябинска Александра Панченко. Он в итоге и стал победителем этого финала. Решающим в плане распределения призовых мест оказался заключительный тур чемпионата. Перед последним игровым днем турнирную гонку помимо Панченко возглавляли также Зильберштейн и Псахис. У всех троих было по 9 очков. Рашковский с 8,5 баллами замыкал квартет сильнейших. Но в 15-м туре Панченко обыграл Суэтина и, благодаря именно этой победе, буквально в финишном створе чемпионата челябинский мастер обошел всех остальных претендентов на главный приз. Он же стал единственным из всех участников розыгрыша, не потерпевшим на том финале ни одного поражения.
Удивительным образом эта партия, принесшая Панченко победу на чемпионате РСФСР в тот год, каким-то чудом сохранилась до наших дней. Комментарий к ней дал сам победитель финального турнира.

А. Суэтин – А. Панченко
Чемпионат РСФСР, Свердловск, 1979 год
Сицилианская защита


1. e4 c5 2. Kf3 Kc6 3. d4 cd 4. Kxd4 Kf6 5. Kc3 d6 6. Cg5 e6 7. Фd2 a6 8. 0-0-0 Cd7 9. f4 b5

Надежнее 9…Се7, и только на 10. Kf3 – 10…b5.
10. Cxf6 gf 11. Kxc6 Cxc6 12. Фе1 Ce7
В партии Кузьмин-Тукмаков (45-й чемпионат СССР, первая лига) черные после 12…Фа5 13. Крb1 0-0-0 также не достигли уравнения.
13. Cd3 Фb6 14. Kpb1 a5?!
Ведет к большим затруднениям. Необходимо было 14…Фс5 с последующей пешечной атакой на ферзевом фланге.
15. Фе2!

Именно так. При 15. f5 или 15. Фg3 у черных все в порядке.
15…b4
Другого нет, так как на 15…Лb8 сильно 16. Лhe1 с вряд ли отразимой угрозой 17. Kd5.
16. Kb5 Лb8 17. c4 bc
Хуже 17…Cxb5 из-за 18. cb с дальнейшим f5 и Cc4.
18. Kxc3

Итоги дебюта неутешительны для черных. Единственная слабость белых – пешка b2 легко защитима, у черных же кроме слабых пешек и плохого слона е7 еще и затруднения с королем.
18…а4?!
Этот ход связан с решением оставить короля в центре, но все же лучше было 18…0-0, пользуясь тем, что пункт b2 пока недостаточно защищен (на 18…Kpd7 неприятно даже 19. а4).
19. Лd2 Фa5 20. Лс1 Kpd7 21. Лdc2 Лhc8
Не проходило 21…Лb6 из-за 22. Kd5! ed 23. Лxc6 Лxc6 24. Cb5 Лс8 25. ed с легким выигрышем.
22. f5 Фе5 23. Фh5 Kpe8 24. Фxh7 Лb4?!
Заманивая соперника на комбинацию. И после сильнейшего 24…Cf8 черным не сладко.
25. Фg8+ Cf8 26. fe fe 27. Kd5?!

На первый взгляд это решает. Но у черных находится защита. Правильно было 27. Kxa4! Лcb8        28. b3! (но не 28. Kc3 из-за 28…d5 29. ed Cxd5 с угрозой 30…Фxc3 31. Лxc3 Лxb2 32. Kpa1 Лxa2X), и дела черных, мягко говоря, неважны.
27…ed 28. ed Лcb8 29. Cg6+ Kpd7 30. Фf7+ Ce7 31. Cf5+
К вероятной ничьей вело 31. Фе6+ Фxe6 32. de+ Kpd8 (32…Kpxe6? 33. Ле2+) 33. Лxc6 Лxb2+           34. Kpa1 Лxg2 35. Cf5 Лxh2 и т.д.
31…Kpc7!
Проигрывало как 31…Фxf5 32. dc+ Kpc8 33. Фe8+ Cd8 34. c7 Лxb2+ 35. Kpa1, так и 31…Kpd8 32. Фg8+ Kpc7 (32…Ce8 33. Лс8+ Лxc8 34. Лxc8X) 33. Лxc6+ Kpb7 34. Cc8! с матом.
32. Лxc6+ Kpb7 33. Л1c2
Если 33. Л6с2?, то 33…Кра8.
33…Фе1+ 34. Лс1 Фе5 35. Л1с2

Объективно в этой позиции надо было соглашаться на ничью, но партия игралась на финише, и победа давала мне чистое первое место. Поэтому я решил использовать последний шанс.
35…Kpa7?! 36. Фxe7+?
Белые, имея мало времени на обдумывание, не решились на 36. Лс7+ Kpa8 37. Фxe7 Лxb2+ 38. Kpc1, после чего у черных была ничья, но не больше – 38…Фf4+ 39. Kpd1 Лb1+ 40. Kpe2 Фf1+  41. Kpd2 Фf4+ 42. Kpe2 (42. Kpc3 Л1b3+ 43. ab Лxb3X) 42…Фf1+. Шансы на ничью давало и 36. Фе6 Лxb2+ 37. Kpc1, с тем чтобы закрыться на е3 с шахом.
36…Фxe7 37. Лс7+ Фxc7 38. Лxc7+ Kpa8 39. Лс2 а3 40. b3 Л8b5.

Здесь партия была отложена, и белые записали ход. Из-за черной пешки а3 их позиция очень тяжелая.
41. Се6 Ле4
Проще, чем 41…Лf4 42. g3 Лf3.
42. Kpc1
Единственный ответ ввиду угрозы 42…Лс5.
42…Ле1+
Стой ладья черных на линии «g», выигрывало бы 42…Лс5, теперь же на это следовало 43. Лxc5 dc 44. Kpd2 Лf4 45. Kpe3 с ничьей.
43. Kpbd2 Лb1 44. g4 Лс5 45. Лxc5 dc 46. d6 Kpb8?
Значительно сильнее было 46…Kpb7!
47. h4 Лb2+ 48. Kpc1 Лxa2 49. Kpb1
Угрожало 49…Ла1+ и 50…Ле1.
49…Ле2 50. Сf7?
Ведет к безнадежной позиции. Необходимо было 50. Cf5! Лb2+ 51. Kpa1 Лxb3 52. Kpa2 Лh3 53. h5 с большими шансами на ничью.
50…Лd2 51. g5
Но не 51. h5 Лd4! 52. Ce6 Лxd6 с легким выигрышем.
51…fg 52. hg Kpc8!
И черные уверенно довели эту партию до победы.

В Свердловск на чемпионат РСФСР Рашковский в тот год прилетел прямиком из Риги. Весной 1979-го в столице Латвии тогда прошел пятый Всесоюзный турнир дворцов пионеров, а Наум Николаевич в Риге был капитаном команды свердловской делегации.

Капитаны команд на церемонии открытия Всесоюзного турнира дворцов пионеров. Рига, 1979 год. Слева направо:      А. Гипслис (Рига), В. Цешковский (Красноярк), А. Кочиев      (Ленинград), Т. Петросян (Тблисили), Н. Рашковский (Свердловск) и В. Савон (Харьков).
     
Во дворце пионеров и школьников на Вознесенской горке он когда-то и сам начинал заниматься шахматами и именно с этим кружком, появившимся в Свердловске еще в довоенные годы, связаны первые спортивные успехи Рашковского.
С шахматами самый известный впоследствии свердловский гроссмейстер познакомился в детской больнице, куда в возрасте шести лет попал со скарлатиной. За порядком в больнице тогда следили строгие нянечки. Они-то и придумали, как наказывать особо прытких и хулиганистых ребятишек: просто снимали с них трусы, чтобы те не шлялись без дела по другим палатам. И в самом деле, без трусов много не набегаешь, поэтому приходилось сидеть на своей койке, укутавшись в простыню.
Оказался однажды в таком вот крайне незавидном положении и Нёма Рашковский. На другой койке в это время двое его соседей по палате с увлечением разбирали какую-то партию в шахматы. Обмотавшись покрепче простыней, Нёма подошел к ним поближе и что-то неведомое заинтересовало его в этой игре.
После выписки из больницы он уговорил родителей купить ему шахматную доску и комплект фигур, и в скором времени в шахматы играла уже вся его дворовая компания, включая даже старших ребят. К семи годам он запросто обыгрывал уже всех соседей.
Но в шахматный кружок Свердловского дворца пионеров и школьников его взяли только во втором классе. Раньше почему-то было нельзя.
     - В наши дни, - рассказывает Наум Николаевич, вспоминая о своем детстве, - обучать ребят игре в шахматы начинают уже с 5-летнего возраста, а то и раньше. Если, конечно, есть хороший тренер. А в те годы в шахматный кружок нашего Дворца пионеров принимали лишь со второго класса. И то не всех. Необходимо было иметь либо четвертый разряд по шахматам, либо пройти жесткий отбор.
Руководил кружком известный в Свердловске шахматный энтузиаст Александр Иванович Козлов.

Руководитель шахматного кружка Свердловского дворца пионеров и школьников А.И. Козлов на занятиях со своими воспитанниками. Свердловск, 50-е годы.
     
     - Он был типичным чеховским интеллигентом, - продолжает Рашковский. – Высокий, худощавый. Но строгий костюм, галстук и трость придавали его внешности что-то особенное, основательное...
Разряда по шахматам у ученика девятой школы Свердловска Нёмы Рашковского тогда, разумеется, никакого не было, поэтому в качестве проверки, на что он способен, Козлов посадил напротив него одного из своих воспитанников и ребята сыграли две партии. Обе неожиданно для всех завершились победой безразрядника Рашковского, и руководитель  кружка торжественно объявил: «Берем!»
Спустя три года Нёма Рашковский стал уже самым молодым перворазрядником в стране...

В 1978 году шахматную сборную Свердловского дворца пионеров на Всесоюзном турнире возглавлял Евгений Свешников. Год спустя надеть капитанскую повязку руководство дворца предложило уже Науму Николаевичу.
Участие в том турнире приняли 35 юношей и 7 девушек. Среди них было 17 кандидатов мастера спорта и 25 перворазрядников.
Капитанскую обойму составили пятеро гроссмейстеров и один международный мастер. В их числе - экс-чемпион мира Тигран Петросян и действующий на тот момент чемпион СССР Виталий Цешковский.
По итогам пяти дней напряженной и увлекательной борьбы капитаны команд обыграли школьников со счетом 170,5 на 39,5 очков. При этом, правда, никому из известных гроссмейстеров и мастеров не удалось провести свои матчи без поражений.
Лучшие результаты среди капитанов в Риге в тот год показали Петросян и Гипслис. Каждый набрал по 29,5 очков. Цешковский, Савон и Рашковский выступили на равных - по 28 баллов каждый. Хуже всех сыграл Кочиев, отставший от Петросяна и Гипслиса на два очка.
     - Составы практически всех команд, - вспоминает Наум Николаевич, - на турнире 1979 года в Риге действительно были очень сильные. Это только в официальных протоколах ребята числились кандидатами и перворазрядниками. На самом деле многие из них уже тогда играли в силу мастеров, а И. Новиков выступал на турнире и вовсе, уже выполнив мастерский норматив. Неудивительно поэтому, что каждый из капитанов в Риге проиграл хотя бы по одной партии.
Рашковский, кстати, в тот год приехал в столицу Латвии не один, а вместе с сыном. До этого он ни разу не брал с собой в командировки 6-летнего Сашу. Поездка ребенку очень понравилась, а самый большой восторг вызвала экскурсия по старому городу, когда они вместе с отцом обошли все пять знаменитых рижских флажков и прогулялись по тем самым улочкам, которые знакомы нам сегодня по фильмам «Семнадцать мгновений весны» и «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона».
В общем зачете сборная Свердловского дворца пионеров на том турнире заняла шестое место. По сумме очков в пяти турах Рашковский и его дружина уступили всего полбалла сверстникам из Красноярска, капитаном которых был как раз Цешковский.

Капитан команды Свердловского дворца пионеров Наум Рашковский во время встречи со школьной сборной Харькова. Всесоюзный турнир дворцов пионеров. Рига, 1979 год.        
     
Первое место и главный приз в Риге в 1979 году завоевали воспитанники харьковского дворца пионеров. А вот неоднократные призеры этих соревнований предыдущих лет, юные шахматисты из Москвы и Ленинграда впервые не попали даже в тройку сильнейших. Второе место по итогам турнира заняла команда из Тбилиси, а третье – сборная Риги.
        
Последним шахматным соревнованием Рашковского перед Мемориалом Чигорина в 1979 году стал Всесоюзный отборочный турнир в Бельцах. Особое внимание советских шахматистов к нему в те годы объяснялось тем, что именно на этом турнире можно было получить пропуск в высшую лигу чемпионата СССР. Путевка, правда, в высший свет отечественных шахмат разыгрывалась всего одна, а вот желающих положить ее в карман всегда хватало. Поэтому турниры, подобные этому, всегда отличались приличным составом участников и проходили, как правило, в очень серьезной борьбе.
Отборочный турнир 1979 года исключением в этом плане не стал. Из гроссмейстеров в Бельцы в тот год приехали Евгений Васюков, Эдуард Гуфельд, Иосиф Дорфман, Семен Палатник и Ратмир Холмов. В день открытия турнира к этому списку присоединился и Донатас Лапенис. В Бельцы из Вильнюса пришла приветственная телеграмма, где говорилось, что ему было присвоено звание гроссмейстера в игре по переписке, поэтому фактически претендентов из числа гроссов на попадание в высшую лигу отечественного чемпионата на отборочном турнире в тот год собралось шестеро.
Конкуренцию им в борьбе за главный трофей должны были составить одиннадцать международных мастеров, включая Наума Рашковского, а также сорок мастеров спорта и пять кандидатов.
Весь турнир Наум Николаевич на этот раз провел очень ровно. Чередуя победы и ничьи, он на протяжении практически всей турнирной гонки был в числе лидеров, не проиграл ни одной партии, и, набрав в итоге 9 очков из 13 возможных, стал победителем. Аналогичный результат помимо него в Бельцах в тот год показал один из старожилов этих соревнований, международный мастер из Одессы Константин Лернер. Но дополнительный коэффициент Бухгольца оказался выше у Рашковского, поэтому ему и досталась та самая путевка на высшую лигу 47-го чемпионата СССР.
Несмотря на одинаковый результат на финишной прямой, турнирную дистанцию оба преодолели по-разному. Рашковский после стремительного старта – 3,5 очка из 4-х – сделал ставку на удержание завоеванного перевеса. В оставшихся девяти турах он только дважды заставил соперников сдаться, а в остальных семи партиях ограничился ничейными результатами. Лернер же, напротив, большую часть турнира продержался в тени и лишь в заключительных турах сумел догнать Наума Николаевича и сравняться с ним по набранным очкам.
Третье и восьмое места с результатом 8,5 из 13 поделили Александр Иванов, Лев Псахис, Смбат Лпутян, Юрий Аникаев, Алвис Витолиньш и Карен Григорян. А вот челябинский мастер Александр Панченко, триумфом которого перед этим в Свердловске завершился финал чемпионата РСФСР, в Бельцах в тот год выступил крайне неудачно. От Рашковского и Лернера он отстал на полтора очка и в итоговом протоколе оказался среди участников, поделивших места только с 14-го по 18-е.

Победитель Всесоюзного отборочного турнира, международный мастер Наум Рашковский. Бельцы, 1979 год.

Именно с Панченко Наум Николаевич на том турнире и сыграл одну из своих лучших партий. В Свердловске встреча между ними на республиканском финале завершилась вничью, а вот в Бельцах мастер из Челябинска проиграл.
Случилось это почти на самом старте розыгрыша. Белый цвет при этом был у Панченко. Во всех предыдущих партиях с Рашковским, играя белыми, международный мастер из Челябинска неизменно выбирал один и тот же вариант сицилианской защиты с шестым ходом 6. а4. Наум Николаевич всякий раз в ответ на это продвижение крайней пешки придумывал что-то новое, и всякий раз добивался при этом вполне перспективных позиций.
Остался верен себе Панченко и в этой партии. Но очень скоро сильно об этом пожалел. Рашковский на этот раз устроил ему образцово показательный разгром и снова поставил под сомнение всю несостоятельность выбранного белыми плана. Панченко же после этого поражения решил и вовсе навсегда расстаться с этим вариантом, поскольку найти усиление за белых ему так и не удалось.
     - В следующий раз, - пообещал Рашковский после того, как мастер из Челябинска сдался, - вместо 17…d5 пойду 17…Фс6 и вообще не пущу коня на а4.

А. Панченко – Н. Рашковский
Всесоюзный отборочный турнир
Бельцы, 1979 год

Сицилианская защита
Примечания С. Макарычева

1. e4 c5 2. Kf3 d6 3. d4 cd 4. Kxd4 Kf6 5. Kc3 a6  6. a4

Практика показывает, что белым трудно рассчитывать на получение дебютного перевеса в системе Найдорфа, если они уклоняются от острых продолжений.
6…Kc6 7. Ce2 e5 8. Kb3 Ce7 9. a5!?
Продвижением пешки «а» белые ограничивают возможности соперника на ферзевом фланге. Черные в ответ делают упор на активную игру в центре.
9…Ce6 10. Ce3 0-0
Брать пешку нельзя. После 10…Cxb3 11. cb Kxa5 12. Kd5! Kxd5 13. ed возникает угроза 14. b4, а 13…b5 проигрывает из-за 14. Cd2! Kb7 15. Лxa6!
11. Cb6 Фd7 12. Лa4
На 12. 0-0 неприятно 12…Сd8 13. Cxd8 Фxd8, и пешку а5 трудно защитить. Не проходит и 13. Ka4  или 13. Kd5, так как под ударом уже пешка е4.
12…Cd8 13. Cxd8 Лfxd8 14. Cc4
В случае 14. 0-0 черные не стали бы форсировать события путем 14…Cxb3 или 14…d5, что не сулило им значительных выгод, а просто усилили бы свое положение в центре.
14…Лac8 15. 0-0
Сейчас 15. Kd5 не годится ввиду 15…Cxd5 16. ed Kxa5  
15…Ke7 16. Cxe6 fe
Дебютная часть партии закончена. Черные готовы начать немедленное наступление в центре, грозит 17…Лxc3.

17. Лa1 d5!?
Или 17…Фc6 18. Фe2 Kg6 с последующим d6-d5.
18. Ka4 Лc6 19. Kbc5 Фc7 20. b4 de 21. Фe1 Ked5 22. g3!?
Белые не хотят брать сразу пешку е4 ввиду возможного варианта 22. Kxe4 Kxe4 23. Фxe4 Лc4.
Подготавливая с2-с4, они отнимают у черного коня поле f4. Однако ход в партии сильно ослабляет позицию рокировки. Предпочтительнее 22. Лd1 или 22.c3.
22…h5! 23. Kxe4
Если 23. c4 Ke7 24. Kb6, то 24…Лd4 25. Лd1 Kf5.
23…Kxe4 24. Фxe4 Лс4 25. Фg6 Фf7!

У белых теперь сложный выбор – между тяжелым окончанием и не менее тяжелым миттельшпилем. В варианте 26. Фxf7 Kрxf7 27. Kc5 Kxb4 28. Kxb7 Лd7 белые проигрывают, поэтому Панченко решил сохранить ферзей.
26. Фg5 Лf8 27. c3
Если 27. Фxe5, то 27…Лxc2.
27…Фf3
Теперь грозит 28…Лg4 и 29…Kf4. Черные атакуют не только всеми фигурами, но и пешкой «h»!
28. h3 Лf5 29. Фd8+ Крh7 30. Kph2
На 30. Лae1 решает 30…h4 31. g4 Лxg4 32. hg Фxg4.
30…h4 31. Лae1

Грозило 31…Ke3 32. fe Фxg3, но последний ход белых все равно не спасает их от угрозы.
31…Ke3! 32. Фxh4+
Или 32. Лxe3 hg+ 33. fg Фxf1 и т.д.
32…Лxh4 33. Лxe3
После этого хода белые сдались, ввиду очевидного 33…Лxh3+ 34. Kpxh3 Лh5X.

Продолжение следует...

При подготовке материала к публикации использованы информация и фотографии журналов «64-Шахматное обозрение» и «Шахматы в СССР» за 70-е годы, интернет-сайтов chesspro.ru и ruchess.ru, а также из личных архивов Анатолия Терентьева, Наума Рашковского и Валерия Паниковского.

 

Другие новости

10 Января 2017
3 Января 2017
3 Января 2017
3 Января 2017
2 Января 2017
2 Января 2017
2 Января 2017
1 Января 2017
31 Декабря 2016
31 Декабря 2016
                       Следующая >>

 


 

Партнёры федерации

 

 

 

2013 © Все права защищены.
Полное или частичное использование материалов сайта без письменного разрешения редакции строго запрещено.